Юристы

Краснодар т.290-43-40

консультации по предварительному звонку

Юридическая ответственность в условиях военного положения : На опыте Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг.

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ:  «Актуальность темы исследования обусловлена рядом объективных причин, среди которых центральное место занимает возросшая в последнее время опасность возникновения международных вооружённых конфликтов. Зачастую война рассматривается политиками и политологами как одно из средств осуществления власти государством. Возникновение даже в какой- либо одной локальной области планеты вооружённого конфликта, имеющего признаки международных военных действий, отнюдь не исключает причастность иных государств к войне. Исторический опыт Второй мировой войны, когда в неё были втянуты почти вся Европа, Союз ССР, США, Япония и ряд других стран, красноречиво свидетельствует об этом. Кроме того, усилившаяся опасность распространения терроризма и экстремизма приобретает глобальный мировой характер. А государственная политика России в отношении применения широкомасштабных ответных мер силового характера к лицам, совершившим серию жесточайших террористических актов, свидетельствует, по существу, о ведении боевых действий, что объективно предполагает развитие военного законодательства и повышенное внимание к проблеме правового регулирования общественных отношений в условиях введённого военного положения.
Современное состояние российской правовой доктрины и законодательства в области военного положения требует дополнительного развития существующих и разработку новых научно-обоснованных норм и принципов для правового регулирования, прежде всего, института юридической ответственности в условиях введённого военного положения, поскольку именно юридическая ответственность является ключевым институтом права.
Федеральные конституционные законы «О военном положении», «О военных судах Российской Федерации», федеральные законы «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», ряд российских кодексов на сегодняшний день, полагаем, содержат лишь формальное и достаточно поверхностное правовое регулирование института юридической ответственности в условиях военного положения. Многие правовые принципы в действующем российском законодательстве детально не разработаны, по ряду вопросов налицо неполнота правового регулирования.
Недостаточная разработка института юридической ответственности в период действия военного положения - явление негативное, способное дестабилизировать общественные отношения в случае его введения на территории РФ или отдельной её части. Такое состояние может привести к лихорадочному и стихийному росту нормативных правовых актов всевозможного уровня, наспех подготовленных и не отличающихся взвешенной и чёткой проработкой. Это неизбежно приведёт к перегибам в правовом регулировании всех общественных отношений, растерянности и ошибкам правоприменителя, а принципы юридической ответственности превратятся лишь в декларативные предписания, как это показывает опыт Великой Отечественной войны.
Для теоретической разработки основных направлений развития правовой политики нашей страны в аспекте правового регулирования института юридической ответственности в военное время, а также для преодоления имеющихся противоречий в действующем законодательстве и восполнения пробелов в нем, важно на историческом материале и опыте СССР в этом вопросе рассмотреть и исследовать военное законодательство СССР 1941-1945 гг. и практику его применения.»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ: «Обобщив и проанализировав советскую юридическую литературу довоенного, военного и послевоенного периодов, нормативные правовые акты, принятые в 1920- 30-х гг. и во время Великой Отечественной войны, судебную практику 1940-1945 гг., архивные материалы и зарубежную литературу, проведённое исследование позволяет сделать следующие выводы.
Институт юридической ответственности в советском законодательстве довоенного периода был в достаточной степени разработан. Конституция СССР 1936 г. содержала большое количество гарантий осуществления юридической ответственности с соблюдением присущих ей принципов. Вместе с этим, уже в довоенный период эти принципы оставались декларативными и зачастую не применялись. С введением военного положения, принципы юридической ответственности полностью перестали быть теми основными идеями, в которых и выражена её сущность. Основной причиной грубейших нарушений советского довоенного законодательства по вопросам осуществления юридической ответственности является полное отсутствие разработанного и законодательно закреплённого института военного положения. Это позволяет говорить о взаимосвязанности этих двух важнейших институтов, а особенно о том влиянии, которое оказывает институт военного положения на институт юридической ответственности. В данном случае от степени разработанности и детальной регламентированности института военного положения напрямую зависят пределы осуществления юридической ответственности в рамках понимания её сущности и функций. Понимания, при котором юридическая ответственность остаётся правовым отношением между государством в лице его органов и правонарушителем, на которого возлагается обязанность претерпевать соответствующие лишения в соответствующем процессуальном порядке. В годы Великой Отечественной войны, советская юридическая ответственность представляла собой лишь вид и меру государственного принуждения, свободные от каких бы то ни было признаков, позволяющих считать юридическую ответственность правовым институтом, а не способом государственного произвола.
В области военного положения в советском довоенном законодательстве присутствовали лишь единичные нормы. Развёрнутого, системного законодательства, регулирующего институт военного положения, содержащего его понятие и признаки, в СССР не было. Тем не менее, подготовка на законодательном уровне к войне все же велась - об этом говорит само принятие в 1938 г. дополнения в ст. 49 Конститущ1И СССР, благодаря которому Основной закон СССР впервые закрепил хотя бы упоминание о режиме военного положения. Кроме того, в 1939 г. был принят Закон о всеобщей воинской обязанности, а, начиная с 1940 года, систематически повышалась общественная опасность такого деяния, как прогул и самовольный уход с работы, что повлекло усиление мер уголовной ответственности. Был принят ряд других нормативных правовых актов, усиливающих ответственность и устанавливающих различные дополнительные обязанности граждан.
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. в ряде статей говорил о военном времени и даже содержал специальную главу о воинских преступлениях, а Положение о воинских преступлениях 1927 г. регламентировало поведение и ответственность военнослужащих в условиях военных действий, во многом повторяя УК. Однако, в целом же должному правовому регулированию института военного положения, вводимых им правоограничений и вопросам юридической ответственности в условиях войны, законодателем внимания уделено не было. Довоенное законодательство СССР содержало лишь значительное число отсылочных норм, предусматривающих регулирование того или иного правоотношения в самих военных условиях особыми законодательными актами. Были такие нормы и в Конституции СССР 1936 г. Действенной системы правовых гарантий соблюдения законности и конституционных прав граждан в условиях военного положения при осуществлении юридической ответственности не существовало, вместо чего были предусмотрены декларативные положения Конституции СССР 1936 г.
Поэтому в реальных военных условиях это позволило заместить всю систему советского законодательства квазинормативным регулированием общественных отношений, не отменявшим действие довоенной системы советского права.
Хаотичное и бессистемное принятие чрезвычайных законодательных актов не законодательными органами привело к существенным перегибам в правовом регулировании института юридической ответственности и выразилось судебным произволом и развитием внесудебного террора, общей карательной направленностью советской правовой системы.
Безусловно, изменения правового регулирования института юридической ответственности в условиях войны неизбежно, однако, вместе с тем, режим военного положения не должен означать ущемления и существенного нарушения конституционных прав и свобод человека и их гарантий, поскольку одним из важнейших её признаков является её подчинённость общим принципам правовой системы, нормативная регламентированность и строгий процессуальный порядок её осуществления. Чрезвычайность военной обстановки предполагает лишь разумное и законное ограничение в правах своих граждан и возложение на них дополнительных обязанностей для защиты целостности государства и обеспечения государственной безопасности.
Советские юристы военного и послевоенного периодов понимали необходимость создания специального законодательства военного времени, которое должно выполнять функцию заранее продуманного «сценария» регулирования института юридической ответственности, особенно в вопросах воинских преступлений. Например, И.Т. Голяков утверждал, что «необходимы также разработка и обобщение практики применения действующего военно-уголовного законодательства, так как эта практика нередко пестрит различным пониманием многих статей Положения о воинских преступлениях.
Другой советский юрист А.А. Герцензон достаточно подробно разработал тему спещ1ального законодательства на основе обобщённого опыта деятельности советской юстиции в годы первой мировой войны, а также военного законодательства царской России. Особого внимания заслуживают его многочисленные статьи по вопросу о воинской преступности в условиях войны и об общей преступности в военное время^^^. «Опыт войны обнаружил серьёзные пробелы в советском военно- уголовном законодательстве и вызвал необходимость внесения в него ряда существенных изменений и дополнений. Потребности войны обусловили появление значительного количества уголовных и военно-уголовных законов…».
Военное время и режим военного положения объективно предполагают повышенное внимание к регулированию общественных отношений особенно в аспекте уголовной ответственности. Законодательство, рассчитанное на условия мирной жизни просто не способно регулировать изменившиеся в результате самой войны правоотношения. Поэтому задача настоящего исследования - обосновать необходимость разработки механизма правового регулирования института юридической ответственности до введения режима военного положения с целью минимизации возможных нарушений общепризнанных норм и принципов права. Для этого необходимы разработанная доктрина в области военного положения и чёткий законодательный механизм. В этом отношении правовой опыт СССР, накопленный в годы Великой Отечественной войны, представляется уникальным, поскольку он вырабатывался под воздействием реальных военных условий и факторов и его следует использовать в развитии ныне действующего законодательства Российской Федерации. Кроме того, защита целостности, суверенитета и обеспечение государственной безопасности в период вооружённых конфликтов предполагает и защиту интересов прав человека и гражданина, что должно выражаться в неукоснительном соблюдении гарантий прав личности при осуществлении юридической ответственности, установленных и закреплённых в системе законодательства мирного времени. Для этого должен быть чётко разработан механизм правового регулирования ответственности государства перед личностью, поскольку изначальная цель любого объединения людей в государство заключается, прежде всего, в защите интересов личности. Невозможно защищать личность от внешней военной агрессии иностранного государства и при этом полностью игнорировать права этой личности внутри самой страны- оборонительницы. «В таком случае, речь уже идёт о защите не государства в полном значении этого термина, а лишь о незначительном количестве конкретных людей, преследующих в войне свои личные корыстные интересы».
Подвиг и истинный героизм советских военнослужащих на фронтах и граждан, самоотверженно трудившихся на предприятиях военной промышленности вопреки жестокому отношению к ним со стороны государства, вопреки кабальным условиям, перенёсшим колоссальные тяготы и лишения и не всегда по достоинству отмеченные, с точки зрения проблем, поставленных в настоящем диссертационном исследовании, подлежат новому переосмыслению и переоценке. Научное сообщество России должно по- новому взглянуть на проблему зашиты прав человека и гражданина, традиционно являющуюся слабым звеном в отечественном праве и законодательстве, особенно в вопросах применения уголовной ответственности. События, особенно негативные, происходящие в жизни нашей страны, не проходят бесследно. Порочная практика перманентного презрительного отношения к личности в нашей стране накапливается десятилетиями, и истоки современных нарушений прав граждан при осуществлении уголовной ответственности, указанных, в частности в отчёте Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, находятся именно в тех суровых довоенных и военных годах.
Конечно, говорить о том, что опыт нашей страны, приобретённый в суровые годы Великой Отечественной в аспекте изменений как собственно уголовной, так и в целом юридической ответственности не был использован, нельзя. Например, в новом законе «О военном положении» закреплено: «За нарушение положений настоящего Федерального конституционного закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам военного положения, а также за правонарушения, совершенные в период действия военного положения, виновные лица несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации». А создание и деятельность чрезвычайных судов теперь недопустимо.
Вместе с тем, большое количество действующих нормативных правовых актов при регулировании вопросов ответственности в условиях военного положения, ссылается на законодательство военного времени, которого в Российской Федерации в настоящее время не существует.
Например, Уголовный кодекс РФ 1996 г. в ст. 331 содержит правило, согласно которому ответственность за преступления против военной службы в условиях военного положения будет предусматриваться иными нормативными правовыми актами, а Федеральный закон «О военных судах Российской Федерации» предусматривает новый порядок отправления правосудия в условиях военного положения военными судами. Это напрямую означает отсутствие гарантированности от массовых нарушений прав личности, прав и свобод человека и гражданина и вероятность повторения в той или иной степени негативного опыта уголовной ответственности, существовавшей в годы Великой Отечественной войны.
Поэтому основную цель настоящего исследования, автор видит во вкладе в развитие правового государства, в котором будет преобладать несомненный приоритет прав и свобод человека и гражданина, а при введении особых правовых режимов, когда соблюдение гарантий прав граждан наиболее уязвимо, в доктрине и законодательстве нашей страны будут сформулированы чёткие пределы правоограничений, закреплены гарантии соблюдения принципов юридической ответственности, будут разработаны многочисленные нормы военного законодательства, имеющиеся правовые пробелы в рассматриваемой области будут успешно преодолены. Только в таком случае нормы Конституции РФ ни при каких обстоятельствах не станут декларативными.
Разработка законодательства военного времени в таком ключе должна вестись с обязательным учётом приобретённого опыта нашей страны в период Великой Отечественной войны. А сами нормы должны быть основаны на неукоснительном соответствии выработанным в результате Второй мировой войны нормам международного гуманитарного права. Например, внутригосударственное право, в частности уголовное законодательство военного времени, должно предусматривать и чётко регламентировать такие нетипичные для мирного времени деяния, как:
сдача неприятелю военных сил;
оставление военного имущества неприятелю;
уничтожение или приведение в негодность средств ведения войны;
самовольное отступление от данных для боя распоряжений;
самовольное оставление поля сражения во время боя;
сдача в плен;
утрата боевого Знамени;
мародёрство;
преступное обращение с населением в районе военных действий и т. д.
При этом в обязательном порядке должны быть установлены пределы ответственности за нарушение таких предписаний уголовного закона, при котором неукоснительно будут соблюдаться такие принципы  уголовной ответственности, как соразмерность тяжести деяния наказанию, наказание действительно виновных, а единственным субъектом привлечения к уголовной ответственности будет суд. Будут детально прописаны признаки всех элементов каждого из перечисленных составов, исключающие возможность необоснованного привлечения к уголовной ответственности на основе лишь формального сходства или при отсутствии вины.
Детальный уголовно-правовой анализ таких составов даёт советский юрист В.М. Чхиквадзе, автор проекта Военно-уголовного кодекса. При разработке этого проекта и положений, подлежащих правовому регулированию в условиях войны, он руководствовался не только опытом, полученным в ходе Великой Отечественной войны, но и русским дореволюционным военно-уголовным законодательством о преступлениях, совершаемых в районе военных действий. Безусловно, его многие теоретические выкладки спорны, иные безнадёжно устарели. Но, тем не менее, ряд тезисов представляет научный интерес, и не утратил своей актуальности и ныне. Кроме того, других исследований в этой области в существующей российской научной литературе нет. К сожалению, советскими правоведами были отвергнуты все его предложения.
Потребность в обеспечении прав и свобод личности, как и института их судебной защиты, в условиях военного положения, несмотря на то, что этот режим после 1945 г. ни разу не вводился в нашей стране, не исчезла, поскольку, «к сожалению, даже в обычных мирных условиях, права человека и гражданина нарушаются не меньше».
Более того, как отмечает В.П. Кашепов, сами судьи психологически ещё не всегда готовы воспринимать принцип судебной защиты прав граждан как приоритетный, несмотря на то, что в условиях современного времени и проводимой судебно- правовой реформы, роль института судебной защиты прав и свобод граждан и средств его реализации многократно возросла, а потребность в судебной защите закономерно вытекает из усложнения характера и структуры экономических отношений, многоукладности экономики, приватизации государственной и общественной собственности, значительного увеличения числа граждан, располагающих различными формами и видами собственности и нуждающихся в её правовой защите. Так, опрошенные в результате исследования, проведённого Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ и изложенного В.П. Кашеповым, судьи, выстраивая иерархию процессуальных ценностей, поставили судебную защиту прав граждан лишь на четвёртое место (39,4 %) после таких принципов, как состязательность (71,8%), презумпция невиновности (64,8%), объективность, всесторонность, полнота судебного разбирательства (54,9%).
Считаем, что основная задача современных российских юристов, несомненно, должна быть заключена в стремлении к реальному воплощению тезиса о том, что права и свободы человека и гражданина составляют высшую ценность государства. Следовательно, «правовая регламентация правоограничений в условиях, когда права личности особенно уязвимы - в особых правовых режимах — должна быть исчерпывающим образом и ещё более детально определена в действующем законодательстве любой страны».
Необходимость разработки и принятия военного законодательства Российской Федерации, особенно рейдирующего вопросы юридической ответственности в военное время, является приоритетной задачей в создании правовых гарантий чёткого и неукоснительного соблюдения прав и свобод личности на основе опыта Великой Отечественной войны и выработанных и общепризнанных норм международного гуманитарного права.
В ч. 5 ст. 7 Закона о военном положении установлено, что федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, регулирующие применение вышеназванных мер, могут быть приняты как в период действия военного положения, так и до его введения.
Поэтому наиболее полное и детальное регулирование института юридической ответственности в условиях режима военного положения целесообразнее осуществить до его введения, используя соответствующую правовую возможность. Разработка и принятие нормативных правовых актов, регулирующих институт юридической ответственности в условиях введённого военного положения, приводит к нарушению её сущности, функций и принципов и открывает путь для злоупотреблений и произвола как законодателем, так и на уровне правоприменительной практики.

Бондаренко, Дмитрий Владимирович. - Юридическая ответственность в условиях военного положения : На опыте Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг. : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01. - Москва, 2005 223 с. РГБ ОД, 61:05-12/1894

Долгое время занимаясь научной деятельность отмечал для себя, что самым интересным в научной работе являются именно выводы из труда.
В этой связи, делаю выкладку моих подборок по наиболее интересным юридическим трудам учёных. Полные версии трудов не сложной найти в сети. Вводные данные научной работы будут приведены выше.

PS. Авторы, если публикация Ваших выводов в сети противоречит Вашим убеждениям, и Вы требуете удаления текста, то задумайтесь: «В чем научная ценность данного труда для общества, если кроме как подставка под цветы на кафедре многие работы не используются? При этом, публичность Ваших трудов поможет сделать наш мир лучше!» Если Вы, всё же, настаиваете на удалении – просьба писать лично на мою почту krouten(a)gmail.com.