Юристы

Краснодар т.290-43-40

консультации по предварительному звонку

Развитие институтов прямой демократии в СССР в 1935-1937 гг. : На материалах сельских районов Западно-Сибирского края

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ: «Российская правовая система в современный период развития, определяемый в научной литературе как переходный, приобретает новый конституционный статус, связанный с демократизацией государственной власти. Принятая 12 декабря 1993 г. на всероссийском референдуме Конституция изменила приоритеты в формах и методах управления Российским государством, Россия объявлена демократическим, правовым государством с республиканской формой правления. Единственным источником власти и носителем суверенитета является народ (ст.ст. 1, 3 Конституции РФ), Граждане страны имеют возможность посредством различных форм народовластия оказывать влияние на органы государственной власти и местного самоуправления. Использование референдума при принятии Конституции 1993 г, и установление выборов как единственно возможного способа ротации органов представительной власти сделали прямую (непосредственную) демократию юридическим фундаментом формирования и функционирования всей правовой системы России.
Непосредственная демократия в России имеет свою историю. Она возникла ещё в Российской империи. Но активный период развития прямой демократии и формирования её современных признаков, как это ни странно может звучать, относится к 30-м годам двадцатого столетия - одному из самых сложных и противоречивых периодов истории отечественного государства и права.
Профессор С.С. Алексеев отмечает, что эти годы неистовства беспощадного тоталитарного режима ознаменовались резким подъёмом аналитического правоведения: вновь стали утверждаться фундаментальные общеправовые понятия: «право», «законность» и др. Подобную точку зрения разделяют и другие российские учёные. В настоящее время появляются исследования, в которых показывается, что именно в 1930- е гг. ряд руководителей СССР предпринимает попытку демократизировать систему политической власти^ В тот период в ходе политической реформы были сформированы характерные черты современных институтов прямой демократии. Уже в 1935 г. при принятии Примерного устава сельскохозяйственной артели получил широкое применение такой институт прямой демократии, как собрания граждан. Собрания становятся с этого времени главным средством выражения народной инициативы при обсуждении законопроектов и по другим вопросам государственной жизни. Собрания превращаются в основной способ формирования делегатского корпуса различных съездов и конференций.
При принятии Конституции СССР 1936 г. впервые в отечественном праве была применена процедура всенародного обсуждения, заложившая основу для развития института референдума. Сама Конституция провозгласила всеобщее, прямое, равное избирательное право при тайном голосовании. Тогда же начал формироваться понятийный аппарат прямого волеизъявления граждан, стали выделяться его институты.
Однако объективная оценка всех этих явлений долгое время затруднялась рядом обстоятельств. Сначала мешала политическая и идеологическая конъюнктура. Советские правоведы, испытывая диктат однопартийной системы и строгий контроль со стороны властных структур, не имели возможности рассмотреть все «за» и «против» введения институтов прямой демократии и их роли в становлении Российского государства. Сказывалось также ограничение доступа к массиву документов, носивших строго секретный характер. Поэтому за рамками научных исследований оставались признаки прямой демократии, определяющие её сущность. Спорным оставался вопрос о времени их появления в советском праве. Много сил и средств было потрачено на то, чтобы доказать преимущества социалистической демократии перед демократией буржуазной.
В 1990-е гг. на передний план в исследованиях вышла проблема массовых политических репрессий в СССР в годы сталинского тоталитаризма, пик которых, как известно, приходится на 1930-е гг. О развитии прямой демократии в СССР в это время было практически забыто. Причины и время появления важных признаков институтов прямого волеизъявления в отечественном праве, характерные черты их применения в советский период выпали из поля зрения государствоведов и историков права.
Необходимость изучения теоретических аспектов прямой демократии подтверждается задачей её дальнейшего развития, поставленной различными общественными группами. Сторонники непосредственного народовластия заявляют, что представительная демократия уже исчерпала себя: в рамках парламентаризма граждане получили возможный максимум политических свобод. Дальнейшее развитие общества они связывают с прямой демократией. Углублённый анализ становления институтов прямого волеизъявления может способствовать совершенствованию современного российского законодательства, обеспечению наилучшего правового режима для реализации принципов демократического государства. Но исследование процесса применения институтов прямой демократии имеет не только теоретическое значение. Практический аспект этого вопроса заключается в более полном определении возможностей граждан как субъектов гражданского общества влиять на принятие государственных решений.
1930-е гг. являются отправной точкой в периодизации истории отечественного государства и права в новых методологических разработках по изучению истории российской государственности, в связи с этим изучение развития институтов прямой демократии в этот период позволит проследить процесс формирования элитистско- мобилизационной системы в СССР. Основополагающим принципом мобилизационных политических систем является активное участие масс в политической жизни общества. В элитистском мобилизационном режиме идеологические отношения между лидерами и массами характеризуются высокой политической иерархичностью. Авангардная партия или авангардное движение должны править, просвещать и наставлять массы, не обладающие политическим сознанием.
Элитистско-мобилизационная система в СССР была установлена В.И, Лениным, а окончательно укреплена И.В. Сталиным^ Во второй половине 1930-х гг. институты прямой демократии выступили средством мобилизации народных масс, важнейшим регулятором системы общественных отношений, построенной па принципе участия народа в политической жизни общества.
Но не только эти обстоятельства актуализировали данную проблему. Сыграло роль принятие в 1993 г. Конституции Российской Федерации, которая сняла имевшие место политические ограничения и закрепила выборы в качестве обязательного атрибута отечественной государственности. Неизмеримо выросла в связи с этим актуальность изучения процесса становления институтов прямого волеизъявления граждан в истории российского конституционализма. Изменились подходы к рассмотрению различных государственно-правовых явлений, сущность и содержание категориального аппарата конституционного права, начался процесс разработки новой концепции истории отечественного государства и права.
Преподавание конституционного права в вузе также выявило огромное практическое значение изучения студентами процесса становления институтов прямого волеизъявления, в учебно-методических работах обращается внимание на отсутствие исследований, посвящённых истории отечественной непосредственной демократии. Учёные настаивают на необходимости в ходе изучения в высшей юридической школе курса «Проблемы непосредственной демократии в Российской Федерации» рассматривать не только современное состояние вопроса, но и его историю.
Цель диссертационного исследования заключается в комплексном анализе на материалах сельских районов Западно-Сибирского края процесса развития институтов прямой демократии в СССР в 1935-1937-е гг.»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ: «Середина тридцатых годов XX в. является поворотным пунктом в истории советской правовой системы. Право продолжало оставаться инструментом в руках государства, но задачи, выполняемые им, претерпели существенные изменения. Сталинское руководство стремилось к консолидации советского общества вокруг мощного централизованного государства. Но возможность его построения определялась в большей степени уважением народа к принятым законам, стабильностью правовой системы и, как следствие, - существованием социалистического самосознания.
Эта цель была достигнута посредством использования при принятии различных государственных решений институтов прямой демократии. Правотворческие и избирательная кампании 1935-1937 гг. завершали начавшуюся в 1917 г. эпоху становления системы советского права. Поиск и апробация различных юридический конструкций, направленных на строительство социалистического государства, сменились долгосрочной стратегией в сфере его управления. Завершилось построение советской правовой системы, просуществовавшей почти в неизменном виде до середины 1980-х гг.
Развитие институтов прямой демократии в 1930-е гг. проходило по двум направлениям: экстенсивном и интенсивном. Экстенсивное развитие институтов непосредственной демократии заключалось в расширении возможности советских граждан принимать участие в управлении государством и решении общественных дел, закрепляемой в соответствующем законодательстве. Это сопровождалось и интенсивным развитием прямой демократии, выразившемся в активизации политических усилий граждан, направленных на реальное их участие в решении государственных дел.
В тридцатые годы двадцатого века происходит формирование мобилизационного характера советской политической системы. Выступая одним из средств мобилизации народных масс, важнейшим регулятором системы общественных отношений, институты прямой демократии давали возможность народу участвовать в политической жизни общества. На рассматриваемом этапе истории отечественного государства участие рядовых советских граждан в отправлении властных функций для сталинского руководства становится не только желательным, но и необходимым.
Но, отмечая позитивные последствия конституционных реформ 1930-х гг., необходимо подчеркнуть, что советское руководство не ставило целью создания реальной возможности участия граждан в процессе принятия публично- властных решений. Вследствие этого роль и значение институтов прямого волеизъявления в реформах 1935-1937 гг. имели ограниченный характер. Институты прямой демократии являлись средством достижения компромисса между властной элитой и народом.
Антинародная и антиправовая политика советского руководства в отношении всех сфер жизни советского общества показала в начале 1930-х гг. свою неэффективность и завела страну в глубокий кризис. Назрела необходимость создания законодательной базы, которая, с одной стороны, удовлетворила бы государство, а с другой - признавалась бы населением страны. Посредством инструментов прямой демократии советское руководство пыталось создать механизмы отражения воли народа в принятии общественно значимых решений и придать им ореол всенародной поддержки.
Государство достаточно серьёзно подошло к проведению конституционных реформ, существенно влияющих на дальнейшее развитие СССР. Во- первых, выбор форм влияния народных масс на процесс принятия публично- властных решений определялся возможностью органов государственной власти использовать такие механизмы манипуляции народным сознанием, которые бы позволяли избежать дестабилизации общества.
Во-вторых, определяющей чертой процесса применения институтов прямой демократии являлся его поступательный характер. Государство пыталось избегать процессов, приводящих к потере им ресурса управления. В ходе принятия уставов сельскохозяйственных артелей органами государственной власти были апробированы механизмы обсуждения нормативного правового акта среди представителей определённого социального слоя - крестьянства. В ходе обсуждения вводилась система двойного контроля за процессом принятия решений на собраниях. С одной стороны, это были организаторы собраний, которые составляли повестку дня, давали слово выступающим. С другой - агитаторы, назначенные региональным и местным руководством, которые проводили подготовку к собраниям, являлись докладчиками. Возможность свободного обсуждения ограничивалась количеством статей Устава, в которые можно было вносить поправки.
При всенародном обсуждении проекта Основного закона СССР 1936 г. было расширено количество его участников: в обсуждение имели право принимать участие все граждане СССР, достигшие 16 лет, при этом им разрешено было предлагать изменения ко всем статьям Основного закона СССР. Но непосредственное принятие новой Конституции СССР 1936 г, произошло на заседании представительного органа. Подобный подход к проведению завершающего этапа обсуждения определялся неуверенностью советского руководства в правильности окончательного народного решения. Поручив проведение обсуждения местным органам власти, на последнем этапе правительство взяло процесс принятия конституции под свой строгий контроль, и ограничило участие народа выбором его представителей. Выборы 1937 г., когда граждане страны непосредственно принимали участие в избрании своего представителя в процессе голосования, завершили формирования основ прямой демократии в СССР.
В ходе реформ 1930-х гг. на законодательном уровне за советскими гражданами был закреплён ряд властных полномочий, вследствие чего у них появилась возможность в одностороннем порядке и непосредственно определять поведение других лиц (органов власти, должностных лиц, самих граждан). Расширилось содержание субъективного права советских граждан на участие в управлении государством и решении общественно значимых дел: получили конституционное закрепление институт референдума как способ принятия законодательных актов, субъективное всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании.
Расширение социального содержания субъективного права граждан на непосредственную демократию носило двойственный характер. С одной стороны, рядовые советские граждане не получили возможности на реальное властное волеизъявление: процесс принятия решений ограничивался органами государственной власти. С другой стороны, массовые кампании вышли за рамки, намеченные их организаторами: происходит постепенная активизация роли рядовых советских граждан в сфере решения общественно значимых вопросов. Кампании 1935-1937 гг. окончательно закрепили в сознании советских граждан возможность принимать участие в формировании представительных органов государственной власти и настроили их на активное участие в решении общественных дел.
Появление у рядовых граждан возможности принимать участие в управлении государством заложило основу дальнейшего развития институтов прямой демократии в сторону достижения их реального характера.
Неоднократное применение институтов непосредственной демократии в контексте единой государственной политики, их заполнение социальным содержанием позволяет сделать вывод о формировании в 1930-е гг. системы институтов прямого волеизъявления. Более того, сгруппировать применяемые в 1930-е гг. институты прямой демократии:
а) по территории действия. Они делятся на всесоюзные, региональные и местные. К всесоюзным институтам относились всенародное обсуждение проекта Конституции (Основного закона) СССР 1936 г, выборы депутатов Верховного Совета СССР в 1937 г. К региональным институтам прямой демократии можно отнести последовавшее за выборами депутатов Верховного Совета СССР выборы представительных органов государственной власти союзных республик, к местным формам прямого волеизъявления относятся собрания граждан, выборы местных Советов;
б) по значению принимаемых решений на императивные и консультативные. К императивным, то есть обязательным по последствиям принимаемых решений, относились выборы депутатов Верховного Совета СССР и советов всех уровней, решения общего собрания при принятии устава сельскохозяйственной артели. Применение данных институтов непосредственной демократии в 1935- 1937 гг. было формальным. Это подтверждается фактом отмены в августе 1935 г. краевым руководством решений многих колхозных собраний, участники которых большинством голосов приняли устав сельскохозяйственной артели.
Консультативным институтом непосредственной демократии являлось обсуждение проекта Основного закона СССР 1936 г. Поправки, вносимые гражданами на общих собраниях, не были обязательными для внесения в принимаемую Конституцию. Несмотря на большое их количество, в законопроект внесены были лишь те, которые касались устройства государственных органов. Но они носили косметический характер и не отражали пожелание рядовых граждан;
в) по регулярности применения. В зависимости регулярности применения выделяются определённо-периодические и неопределённо-периодические институты прямого волеизъявления. Системность использования институтов прямой демократии закреплялась в правовой базе. К определённо- периодическим институтам прямой демократии, временные рамки применения которых определялись в нормативно-правовых актах, в 1930-е гг. относились выборы. В соответствии с Конституцией СССР 1936 г. депутаты Верховного Совета избирались на четыре года (ст. 36). К неопределённо-периодическим относилось всенародное обсуждение проекта Конституции СССР 1936 г.;
г) по кругу рассматриваемых вопросов. По этому признаку институты прямого волеизъявления можно разделить на многопрофильные и однопрофильные ин- статуты непосредственной демократии. К многопрофильным институтам прямой демократок в советской правовой системе относились собрания граждан, всенародные обсуждения нормативно правовых актов. Однопрофильными, связанными с рассмотрением лишь определённых вопросов, являлись выборы.
д) по связи с народным представительством. К институтам прямого волеизъявления, связанным с народным представительством, относились только прямые выборы. Если до 1936 г. подобным способом формировались лишь местные советы, то после принятия Конституции СССР 1936 г. и избирательной кампании 1937 г. представительные органы всех уровней выбирались на основе прямого, равного избирательного права при тайном голосовании. Собрания, референдум, всенародное обсуждение не связаны с народным представительством и использовались для принятия иных решений.
е) по зависимости от коллективного и индивидуального начала. Классификация институтов непосредственной демократии по этому признаку позволяет отнести к первой группе выборы, собрания граждан, всенародное обсуждение. В ходе политических кампаний 1935-1937 гг. продолжается развитие такого индивидуального института непосредственной демократии, как обращения граждан в органы государственной власти. Жалобы крестьян на местное руководство, предложения по изменению проекта Конституции СССР заложили основу данного института прямого волеизъявления.
Многообразие институтов прямой демократии граждан, применённых сталинским руководством, позволяет сделать вывод о закреплении их в отечественной правовой системе. Именно в 1930-е гг. получили нормативное установление основы прямой демократии, закреплённые и в современном российском законодательстве: прямые выборы, возможность граждан участвовать в решении вопросов местного значения, используя собрания, обсуждения и др. Получили закрепление и принципы их реализации.
Применение некоторых институтов непосредственной демократии в советский период показывает, что закрепление в нормативно-правовых актах демократических принципов не всегда приводит к построению государственной системы, механизмы которой направлены на обеспечение прав и свобод человека. Законность правоприменительной практики зависит не только от демократических законов, но и от целей, которые преследует государство: реальное участие граждан в управлении государством или установление авторитарного режима с внешним демократизмом?
К концу 30-х гг. XX в. советская правовая система приблизилась к существующий в то время западной системе: разделение законодательной и исполнительной властей, двухпалатная структура союзного представительного органа, равный правовой статус всех советских граждан, демократическое избирательное законодательство. Это позволило советскому государству в конце 1930-х гг. достаточно легко интегрироваться в международные политические отношения, быть признанным иностранными державами. Но при этом в советском праве были сохранены и зафиксированы особенности советской государственности: формальный характер Конституции, большое значение подзаконных актов, однопартийная система.
Проведённое исследование показало, что правовая основа институтов непосредственной демократии, сформировавшаяся в первой половине XX в. в отечественном праве, сводила учредительную власть народа к управляемому государственными органами процессу принятия публично-властных решений. Именно в этот период были заложены основы противоречия между народом как субъектом власти и партийно-государственной элитой советского государства. Несмотря на закрепление институтов прямой демократии в советском законодательстве и их внешне демократическую форму, по своему содержанию они оставались в большей степени формальными, соответствующими основам советской государственности.»

Макарцев Андрей Алексеевич. - Развитие институтов прямой демократии в СССР в 1935-1937 гг. : На материалах сельских районов Западно-Сибирского края : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01. - Новосибирск, 2006 212 с. РГБ ОД, 61:06-12/814

Долгое время занимаясь научной деятельность отмечал для себя, что самым интересным в научной работе являются именно выводы из труда.
В этой связи, делаю выкладку моих подборок по наиболее интересным юридическим трудам учёных. Полные версии трудов не сложной найти в сети. Вводные данные научной работы будут приведены выше.
PS. Авторы, если публикация Ваших выводов в сети противоречит Вашим убеждениям, и Вы требуете удаления текста, то задумайтесь: «В чем научная ценность данного труда для общества, если кроме как подставка под цветы на кафедре многие работы не используются? При этом, публичность Ваших трудов поможет сделать наш мир лучше!» Если Вы, всё же, настаиваете на удалении – просьба писать лично на мою почту krouten(a)gmail.com.